Вторник, 25.01.2022, 10:28
Экспертная сеть по исследованию идентичности
www.identityworld.ru
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Меню сайта
Поиск
АТЛАС
этнических региональных
автономий (ЭРА)
 
Контакты
Приглашаем присылать в библиотеку свои публикации на адрес
nazukina@identityworld.ru
или
identity@list.ru

Наш баннер
Экспертная сеть по исследованию идентичности
88x31
HTML код баннера:

Региональная
идентичность России


Только для пользователей сети
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Монография ТОМ1
Монография ТОМ2
Главная » 2021 » Декабрь » 30 » 16–18 декабря в Москве состоялся IX Всероссийский конгресс политологов
20:49
16–18 декабря в Москве состоялся IX Всероссийский конгресс политологов

 

IX Всероссийский конгресс политологов.

16–18 декабря в Москве состоялся IX Всероссийский конгресс политологов «Россия и политический порядок в меняющемся мире: ценности, институты, перспективы». Конгресс прошел в смешанном формате и с широким международным участием на площадках МГИМО (У) МИД РФ и Финансового университета при Правительстве РФ.

ИК-18, Программа Конгресса.

ИК-18, Программа тематических секций по идентичности.

На организованном на площадке Исследовательского комитета РАПН по политической идентичности специальном тематическом заседании «От разделенных обществ к солидарным обществам: потенциал политики идентичности» были предложены теоретико-методологические подходы к анализу феномена разделенных обществ и представлены результаты сравнительного анализа социальных и политических размежеваний на уровне стран и регионов мира, в том числе во Франции, Великобритании, Германии, в ряде российских регионов. Были также даны оценки возможностей и ограничений политики идентичности в их преодолении.

Обсуждение этих проблем было продолжено на площадке ИК по политической идентичности, где в центре дискуссии были вопросы формирования гражданской идентичности в России и Армении (были представлены доклады коллег из Российско-Армянского (Славянского) университета д.полит.н. О.Л.Саркисяна и к.полит.н. Н.А. Думаналяна и коллег из РУДН, работающих про совместному исследовательскому проекту), теоретико-методологические проблемы оценки эффективности политики идентичности, роли доверия к власти как индикатора интегрированности общества (д.полит.н. З.А. Жаде и коллеги из Адыгейского университета), различные аспекты молодежной политики, политики идентичности на уровне локальных и национально-территориальных сообществ, а также роли политики идентичности в межгосударственных взаимодействиях.

На два посвященных тематике идентичности формата Конгресса было в общей сложности подано около 30 заявок, ряд коллег присоединился к дискуссии в ходе Конгресса. После представления докладов состоялись сессии вопросов и ответов и оживленный обмен мнениями в онлайн-формате. Участники выразили заинтересованность в продолжении разработки тематики разделенных обществ, оценки потенциала политики идентичности в формировании и реализации политики развития.

В докладе д.полит.н., чл.-к. РАН И.С. Семененко (ИМЭМО РАН, г. Москва) были проанализированы причины актуализации тематики разделенных обществ в современной политической науке. Размежевания вокруг доступа к жизненным благам и конфликты интересов, определяющие привычные социальные разделения и политические противостояния, все более явственно дополняются в публичном дискурсе их ценностным измерением. В центре противостояний оказываются смысложизненные ориентиры человека и их актуализация в групповых и индивидуальных идентичностях. Ценностные противостояния во многом определяют приоритеты политики развития. На характере происходящих политических изменений сказываются и кумулятивные эффекты углубления размежеваний в социально-политическом развитии и в структуре современного миропорядка, и разная природа размежеваний. Теоретические подходы к их анализу неодномерны, они включают не только территориальные, но и экстратеррриториальные сообщества, разделения по разным осевым линиям в реальной политике и в дискурсе о социальных трансформациях. В том числе – в отношении возможностей и ограничений в преодолении цифрового неравенства и социального отчуждения. «Культурные войны» в США и «войны памяти» в Европе свидетельствуют о деструктивном потенциале углубления ценностных разделений для «благополучных» западных обществ. В контексте политического анализа ключевое значение приобретает оценка ресурсного потенциала политики идентичности, возможности выстраивания диалога вокруг возможной повестки дня нового общественного договора о развитии. Особое внимание в докладе было обращено на предложенные в свое время Г.Г. Дилигенским подходы социально-политической психологии. Развивающий эти идеи идентитарный подход, рассматривающий в том числе институциональные возможности и ограничения репрезентации идентичности в пространстве публичной политики (в частности, ввиду «диктата» политкорректности), актуализирует вопрос о нравственных вызовах и ориентирах развития и о его этическом измерении.

В докладе к.х.н. В.В. Лапкина (ИМЭМО РАН, г. Москва) подчеркивалось, что современная политическая наука изначально формировалась как ответ на вызовы сложного общества модерна, общества, принципиальной, сущностной характеристикой которого была его неоднородность. Его становление стало решающим импульсом к появлению современного государства – особой политической организации (особого институционального ансамбля), дополняющей, а затем и подменяющей традиционные институты социального контроля. За счет этого глобальное политическое развитие вышло на принципиально иной трек, резко расширяющихся возможностей и ограничения политико-институционального регулирования в сложносоставных обществах. Именно формирование идеалтипической модели национально-территориального государства и ее повсеместное распространение придало глобальный размах процессам модернизации. Ключевым элементом политической организации национально-территориальных сообществ стал институт политического представительства (позднее – представительной демократии), посредством которого осуществлялась институционализация латентных социальных расколов, их превращение в инструмент и ресурс консолидации национального государства и общества модерна. Но сегодня проявились новые вызовы, обусловленные тенденциями атомизации современной социальной среды, разгосударствления и денационализации государственности, расширяющимся конфликтом иерархической и сетевой парадигм структурной организации общения, экспансией экстратерриториальных сообществ. Сложное общество постепенно, но последовательно утрачивает прежде обязательную связь с определенными (атрибутирующими его) нацией (национальностью) и территорией. В континууме более универсальных, пространственно делокализованных и неотчетливо идентифицируемых экстратерриториальных сообществ привычные нам национальные и территориальные сообщества оказываются своего рода лишь вырожденными случаями. Изучение таких экстратерриториальных сообществ, характеризующих их размежеваний и практик их политизации становится сегодня актуальнейшей задачей политической науки, важнейшим направлением разработки ее теории и методологии.

Д.и.н. Л.А. Фадеева (ПГНИУ, г. Пермь) поставила в своем докладе вопрос об актуализации политики идентичности как аналитической категории и практики. Она предложила рассматривать политику идентичности как политический курс, осуществляемый на уровне государства (или наднациональном уровне), который может приобретать все атрибуты секьюритизации – дискурсивные практики, подкрепленные политически, определение ключевых угроз по отношению к коллективной идентичности, предложение вариантов реакции на такие угрозы. Гуманизация предполагает контроверзу секьюритизации как политическому тренду, способствующему расколотости общества (сообществ). Однако в ряде случае защита ценностных оснований идентичности от посягательств может рассматриваться как адекватный ответ на вызовы, содержащий гуманистическую компоненту.

Доклад д.филос.н. Е.В. Морозовой (КубГУ, г. Краснодар) был посвящен анализу механизмов преодоления социальных размежеваний на локальном уровне. Вертикальная и горизонтальная диффузия локальных практик или информации об этих практиках может повлиять на эскалацию конфликтов или, напротив, стимулировать развитие конструктивных политических проектов. Рассмотрев кейсы многосоставных локальных сообществ станицы Кубанской в Краснодарском крае и села Патамия в Республике Кипр, автор показала, как социальные и культурные размежевания в сообществах преодолевались через формирование общей локальной позитивной инклюзивной идентичности.

В докладе к.полит.н. Д.Б. Казариновой (РУДН, г. Москва) были представлены результаты анализа литературы о американской поляризации и «культурным войнам» в Европе, которая, как было показано, в основном подает это социальное противостояние как конфликт традиционного, охранительного, консервативного, архаичного, этно-национально-религиозно-ориентированного и инновационного, либерального, постмодернистского, секулярного. Однако «культурные войны» вокруг пандемии ковид во многом скомпрометировали эту дихотомию. В этом отношении отечественная весьма ограниченная традиция интерпретации понятия «культурная война» также делает акцент на культурологический аспект проблемы. «Культурная война» понимается в первую очередь как угроза извне культурной безопасности, как перманентное эпистемологическое противостояние культурных систем, в результате которого происходит полное или частичное разрушение культурных кодов некоторых этносов, народов и наций. В российском контексте «культурная война» чаще всего воспринимается как борьба за культурную самобытность и национальную идентичность, которой угрожают навязываемые либеральные ценности глобального мира. Западная (англоязычная) и отечественная политическая наука пользуются одними понятиями, но трактуют их часто не просто различно, но подчас диаметрально противоположно. Если в западной традиции под понятием «культурной войны» понимаются расколы внутри общества, то для России реализация различных политик идентичности остается неактуальной в отсутствие конкурентной публичной политики, а «культурные войны» обретают измерение борьбы за культурную безопасность с культурной гегемонией либерального миропорядка.

Д.полит.н. И.Л. Прохоренко (ИМЭМО РАН, г. Москва) посвятила свой доклад роли института монархии в «разделенных обществах» в Европе. Вопросы о том, не являются ли немногие существующие европейские монархии институциональным анахронизмом, сохраняют ли они свои значение и роль в процессе принятия государственных решений, тем более – в системе многоуровневого управления в Европейском союзе с весомым наднациональным компонентом, в чем видят свое предназначение королевские дома Европы и как воспринимают их рядовые граждане, имеет ли перспективы сохранение монархии как института политической власти в европейских странах, не просто оказались в последние годы в центре общественных дискуссий в тех или иных конституционных (парламентских) монархиях Европы. Они стали ключевыми для политики идентичности в этих странах, а для некоторых, например для Испании, – еще и частью «войн памяти». Обсуждение этих вопросов не только политизировано и экономизировано, а порой и радикализировано. Частью дискуссий становится и споры о моральном статусе монарха и/или его наследников и ближайших родственников в контексте громких скандалов, связанных с именами членов королевской семьи. В условиях растущего культурного разнообразия, подъема регионального национализма и сепаратизма в развитых и благополучных странах Европы в институте монархии продолжают традиционно видеть символ традиций, единства политической и гражданской нации, устойчивости политической системы, преемственности политического курса. Сохраняя политическую нейтральность, оставаясь вне политики, точнее – над политикой, монарх как глава государства и главнокомандующий, фактически имеющий номинальную власть и представительские функции, тем не менее обладает значимыми возможностями в регулирования кризисных ситуаций в стране (что порой и происходит), его задача заключается в том, чтобы выступить посредником без вмешательства в пользу той или иной стороны, защищая общее благо. В этом смысле институт монархии обладает потенциалом сплочения общества, однако в разделенных обществах он становится объектом жесткой критики со стороны, прежде всего, сторонников республиканской формы правления и региональных националистов. Монархию часто стремятся представить неким маркером политической идентичности, знаком политических разногласий, часто по вопросу государственно-территориального устройства страны в децентрализованных унитарных государствах или квазифедерациях. От чего зависит способность монархии «соединять» разъединенные общества? Очевидно, имеют свое значение личность монарха, традиции династии, следование ею определенным правилам поведения, с одной стороны, а с другой, – открытость реалиям, вызовам и новым ценностям современного мира. Немаловажную роль играет политика идентичности, в том числе политика памяти, которые партии истеблишмента используют для формирования инклюзивной гражданской нации и в которых символическая роль монархии занимает одно из центральных мест, прежде всего в плане гаранта стабильности и укрепления демократических институтов. Но и сам монарх и его семья проводят собственную политику идентичности, используя различные инструменты, а порой и практики, которые некоторые могут оценить как популистские.

Как отметила в своем докладе д.полит.н. Н.Ю. Лапина (ИНИОН РАН, г. Москва), концепт «разделенного общества» удобен для анализа состояния социума, однако использовать его надо с осторожностью, с учетом национальных особенностей. В современной Франции выделяются пять социально-экономических и социо-культурных расколов: первый раскол вызван сдвигами в социальной структуре общества, которые спровоцированы вступлением Франции в глобальную информационную экономику; второй связан с растущей социально-пространственной дифференциацией; третий касается разных поколений; четвертый имеет культурно-религиозное и идеологическое измерения и отражает, с одной стороны неприятие частью коренных французов государственной иммиграционной политики, с другой – неприятие частью иммигрантов и их потомков условий интеграции во французское общество; пятый раскол отражает неприятие обществом политической элиты.

Французским государством многое сделано, чтобы смягчить социально-экономическое неравенство. Оно контролирует неравенство по доходам, борется с бедностью, но даже самая щедрая социальная политика не может поставить барьер на пути растущей социально-экономической дифференциации. Еще сложнее решить проблему с той частью французских граждан, которые не желают следовать законам Республики. Все описанные расколы разрушают единую социальную ткань и угрожают стабильности французского общества.

В докладе к.полит.н. М.И. Сигачёва (ИМЭМО РАН, г. Москва) были затронуты вопросы роли социально-политических размежеваний в политическом развитии Франции и рассмотрен феномен правого популизма сквозь призму тех разделений, которые существуют во французском обществе и определяют специфику его социально-политического развития. Были выделены следующие разделения: 1) по вопросу глобализации на сторонников «внешней» (глобальной, транснациональной) и внутренней (суверенной, национальной) ориентации 2) на сторонников мигрантов и противников поддержки миграции 3) вокруг популистской дихотомии народ – элиты; 4) по линии Север-Юг, с учетом проблем Окситании, Прованса, бретонского регионализма; 5) по вопросу отношения к европейской интеграции (на евроскептиков и еврооптимистов) 6) биополитические размежевания в связи с пандемией COVID-19. Было отмечено, что французский правый популизм, квинтэссенцией которого в последние десятилетия являлся лепенизм, выступает во многом как зеркало раскола на «две Франции». Французские евроскептики и национал-суверенисты представляют собой не столько антиевропейские силы, выступающие против Европы как таковой, сколько альтеревропейские, находящиеся в поиске европейской альтернативы неолиберальному глобализму, своего рода альтернативной модели европейской интеграции.

В докладе м.н.с. Е.И. Матюховой (ИМЭМО РАН, г. Москва) поставлен вопрос о роли созданных по инициативе федерального правительства Германии специальных экспертных комиссий по вопросам регулирования миграции и интеграции мигрантов в принимающее общество. Значение таких экспертных групп, состоящих как из практиков, так и из теоретиков, велико, особенно в поликультурном немецком обществе, где необходимо постоянно совершенствовать интеграционные инструменты и практики. В ФРГ осознают ограниченность исключительно регулирования «сверху» для решения проблем в данной сфере. Именно поэтому и была инициирована работа экспертных пулов: оценки специалистов могут дать «ценный импульс» развитию и совершенствованию политики на различных уровнях, от федерального и земельного до регионального и муниципального. По мнению высшего политического руководства Германии, независимые экспертные комиссии могут не только представить объективный анализ текущей ситуации в тех или иных сферах, но и предложить альтернативы решения тех или иных проблем. Германия предпринимает весьма смелые шаги: правительство не только активно привлекает независимых экспертов, но и не боится размещать в открытом доступе весьма чувствительную информацию, публикуя экспертные итоговые выводы и оценки. В то же время, несмотря на особое внимание независимости комиссии от правительственных структур в проведении исследования, анализ ее состава свидетельствует о том, что в комиссию были назначены именно сторонники иммиграции.

В докладе к.полит.н. Е.М. Харитоновой (ИМЭМО РАН, г. Москва) были проанализированы новые тенденции, которые проявились в политических дискуссиях и в общественных настроениях в Великобритании в связи с принятым в 2016 г. решением о выходе страны из ЕС и в последующие несколько лет. Брекзит можно рассматривать и как отражение текущих процессов в британском обществе и в мире в целом, и как отправную точку, катализатор для новых дискуссий относительно глобальной роли и перспектив страны, национальной идентичности, самовосприятия жителей разных частей Британии, попыток формирования обновленной внешнеполитической идентичности. В докладе были рассмотрены новые нарративы, связанные с историческим наследием и опытом Британской империи, отношениями с англосферой и странами Содружества. Эти темы используются политическими лидерами, экспертным сообществом, СМИ и общественными деятелями в разных, зачастую противоположных контекстах: и как основа для поисков общей идентичности и сплочения жителей страны, и для усиления размежеваний и разногласий между ними. Были проанализированы отдельные инициативы британского правительства, направленные на преодоление таких размежеваний.

Доклад к.и.н. А.В. Коротковой (ИМЭМО РАН, г. Москва) было посвящено влиянию молодого поколения на мировую климатическую повестку. В процесс активизации экологической политики, наблюдаемый в последние годы буквально на всех уровнях – от всемирных организаций до властей отдельных государств и городов – существенный вклад внесли весьма «неожиданные» участники «зеленого» движения – подростки, не имеющие электоральных прав и формально - возможностей влиять на политические решения. Какие черты школьного климатического движения, инициированного в 2018 г. юной активисткой Г. Тунберг и оформившегося, в частности, в виде разветвленной сети «Пятницы ради будущего», помогли ему достичь столь заметных успехов? К числу его сильных сторон, помимо наличия харизматичного лидера, можно отнести успешное, свойственное именно юному поколению владение новейшими технологиями, а также ценностные установки современной молодежи. Детский экопротест, безусловно, пользуется сегодня поддержкой взрослого эколобби. Однако само внимание «полноценных» политических сил юные климат-поборники получили благодаря особенностям, присущим именно этому, «цифровому» поколению.

Д.и.н. Ю.Г. Чернышов (АлтГУ, г. Барнаул) посвятил свой доклад региональным идентичностям и их связи с имиджами и брендами регионов. Он отметил характерную тенденцию: когда речь заходит о внутрироссийских регионах, очень часто разговор переходит на «приземленный» уровень местных «брендов», «фирменных товаров» и их связи с «региональной идентичностью». Представляя широкой аудитории какой-то регион, СМИ нередко как бы отвечают на вопрос: «А какую конкретную пользу можно получить от данной территории»? По материалам экспертного опроса, проведенного летом 2021 г., среди «знаковых» фигур таких регионов, как Алтайский край и Республика Алтай, экспертами были выделены фигуры Василия Шукшина и Григория Чорос-Гуркина. Интересно, что имена этих «несистемных» деятелей культуры приобрели популярность в региональном общественном мнении, а уже затем были закреплены в официальном дискурсе. Нечто подобное постепенно происходит сейчас и с фигурой известного артиста и «народного губернатора» Михаила Евдокимова, погибшего в автомобильной катастрофе. В целом имиджи большинства регионов отличаются сейчас усредненностью и «приземленностью», и одна из причин этого заключается, видимо, в том, что уровень самостоятельности регионов и их руководителей значительно снизился. Губернаторов нередко «делегируют» в регионы и затем отправляют в отставку, их функции и критерии эффективности сводятся в основном к проведению «общего курса». На этом фоне происходит нивелирование «официально показываемых» черт политической идентичности и многих особенностей менталитета жителей регионов. По-видимому, для полноценного раскрытия потенциала регионов было бы полезно открыть более широкие возможности для продвижения их имиджей, для конструктивного проявления их идентичностей.

Научный коллектив Адыгейского государственного университета под руководством профессора З.А. Жаде (д.полит.н. З.А. Жаде, к.соц.н. Е.С. Куква, к.соц.н. Н.А. Ильинова, к.соц.н. И.В. Киреева – Адыгейский ГУ, г. Майкоп), представил результаты масштабного исследования механизмов укрепления и технологий повышения доверия населения к власти в период коронакризиса.

На основе первого эмпирического социологического исследования, проведенного в сентябре-октябре 2020 года в Республике Адыгея и Краснодарском крае (n-1171), во-первых, была разработана система индикаторов для характеристики интеграции/дезинтеграции в условиях пандемии, она представляет собой систему координат для выявления общих закономерностей и особенностей взаимодействия органов власти и общества; во-вторых, рассчитаны индивидуальные индексы и интегральный индекс (дез)интеграции в региональных социумах; в-третьих, определены две ситуативные модели взаимодействия власти и общества в условиях пандемии; в-четвертых, разработаны рекомендации для органов власти для оптимизации взаимодействия с социальными группами и институтами в условиях возможных глобальных рисков, а также для повышения вертикальной интеграции региональных сообществ.

С целью определения степени доверия населения региональным органам власти в период «четвертой волны» ковида в сентябре-октябре 2021 года проведено второе эмпирическое исследование. Объект исследования – общества двух российских регионов – Республики Адыгея (n-508) и Краснодарского края (n-583).

Результаты исследования подтверждают довольно низкий уровень доверия граждан к региональным институтам власти. В целом неэффективность принимаемых региональными органами власти решений и мер названо населением в качестве основной причины недоверия власти. В числе других причин граждане назвали злоупотребление властью, некомпетентность, низкий уровень профессионализма, закрытость власти, недостаточное информирование населения о ситуации в регионе и проводимых мерах, низкий нравственный уровень власти.

На основе оценок населения Республики Адыгея и Краснодарского края к основным факторам, от которых зависит уровень доверия к власти, относится: во-первых, усиление персональной ответственности руководителей органов власти; во-вторых, открытость и прозрачность деятельности органов власти; в-третьих, учет общественного мнения при принятии решений.

Результаты исследования могут быть использованы при расчете индекса доверия к власти и анализе его основных компонентов на региональном уровне; определении технологий повышения доверия населения к власти, в том числе в социальных медиа; выявлении эффективных механизмов укрепления институционального доверия; определении путей повышения эффективности управленческих технологий с целью укрепления доверия населения к органам региональной власти.

Сравнительный анализ материалов современного опроса с результатами исследования 2020 года, проведенного по идентичному инструментарию, показывает, что уровень институционального доверия в регионах за год незначительно снизился.

Просмотров: 68 | Добавил: MakoFka | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Календарь
«  Декабрь 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Новости
[20.01.2022]
Call for Papers: Graduate Student Research Conference on the Study of Russia in the Social Sciences (0)
[19.01.2022]
Международная конференция «Тенденции пространственного развития современной России и приоритеты его регулирования», 11-18 сент. 2022 Тюмень (0)
[19.01.2022]
Conference "Bridging Old and New Divides: Global Dynamics, Regional transformation" from 13 to 17 September 2022, Leipzig (0)
[19.01.2022]
Конференция СПАС "Тревожное общество и (не)возможности солидарности", 15-16 апреля 2022 г. Санкт-Петербург (0)
[19.01.2022]
X научная конференция «Антропология. Фольклористика. Социолингвистика», 18–19 марта 2022 г. Санкт-Петербург (0)
Друзья сайта
  • Институт философии и права УрО РАН
  • Сайт кафедры политических наук ПермГУ
  • Кафедра политических наук ПермГУ

  • Российская ассоциация политической науки (РАПН)
  • РАПН

  • Институт мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО)
  • ИМЭМО РАН

  • Журнал "ПОЛИС"
  • Журнал 'ПОЛИС'

  • Журнал "Лабиринт"

    Лабиринт.Журнал социально-гуманитарных исследований

  • Идентичность © 2009 - 2022